«Суть реформы не в мусоре, а в чистоте»

29.04.2019

Геннадий Бударин рассказал «Коммерсанту», почему буксует мусорная реформа

Мусорная реформа, стартовавшая в России 1 января 2019 года, пока продвигается с трудом. В одних регионах, как в Самарской области, трудности вызваны банальным отсутствием опыта у мусорного оператора и монополизацией рынка. В других, как в Ульяновской области, на рынке работают профессионалы, но предприятия-потребители зачастую отказываются соблюдать нормативы, установленные федеральным правительством. О том, зачем нужна мусорная реформа, путях решения проблем при ее реализации и как отучить предприятия и население утилизировать мусор самостоятельно, причиняя вред экологии, рассказал «Ъ» депутат Ульяновской городской думы и соучредитель компании «УК Экостандарт» Геннадий Бударин.

- В январе стартовала мусорная реформа. Вы руководите одним из региональных операторов по обращению с твердыми коммунальными отходами в Ульяновской об­ласти, как вы оцениваете ход реформы?

- Прежде чем оценить ход так называемой мусорной реформы, необходимо разобраться с причинами, которые стоят за самой реформой, и попытаться вникнуть в ее содержание. Сразу отмечу, что мы столкнемся с тем, что никакой принципиальной региональной специфики тут не будет. Дело в том, что реформа нацелена не просто на изменение обращения с отходами потребления и производства. Она фактически призвана изменить сложившийся образ жизни людей и предприятий.

Давайте будем честными сами с собой и по­ложа руку на сердце дадим себе отчет в том, что до реализации реформы мы с вами вообще не задумывались, куда девается весь тот мусор, который производит наша жизнедеятельность. Страна десятилетиями производила мегатонны мусора, а всерьез задумываться о том, что и как с ним делать, начали только в 2011 году, когда вышло поручение президента о разработке инвестиционных программ по сбору и утилизации бытовых и промышленных отходов. Стало ясно, что без серьезной работы мы просто погрязнем в мусоре, задохнемся от него. Ведь в среднем, например, крупный го­род выбрасывает на прилегающие территории до сотни тысяч тонн только твердых бытовых отходов ежегодно! А кроме бытовых отходов есть отходы самых разнообразных производств.

Поэтому я не соглашаюсь с самой формулировкой «мусорная реформа». На самом деле

перед нами стоит задача сначала сделать, в авральном режиме, генеральную уборку, создав условия для поддержания впредь чистоты в городах и других населенных пунктах. И в этом суть реформы. Не в мусоре, а в чистоте, в экологичности.

- С какими трудностями сталкиваются региональные операторы?

- В первую очередь это противодействие реформе. И оно, надо сказать, носит очень своеобразный характер. С одной стороны, есть целая группа предприятий, которые просто не хотят легально и цивилизованно, по существующим нормативам, вывозить произведенные ими отходы. Мы тут опять наталкиваемся на сложившийся образ жизнедеятельности. Такие предприятия никогда не платили за вывоз мусора и, как правило, жгли его в каких-нибудь лесопосадках. Обычно это небольшие производства той же мебели, какие-нибудь автосервисы - представители той самой неучтенной Росстатом «гаражной экономики». Сколько такого бизнеса в Ульяновске, легко можно понять по дыму, который отравляет воздух. Например, не так давно, 7 апреля, метеорологи зафиксировали резкое превышение в Новом городе предельно допустимой концентрации формальдегида недалеко от сред­ней школы № 75. Норма опасного вещества в атмосфере оказалась превышена в 3,5 раза. И это совершенно обыденное явление. Владельцам предприятий, привыкшим так жить и работать, реформа обращения с отходами производства и потребления стоит поперек горла.

Самое забавное, что у этих владельцев гаражных цехов, оказывается, имеются союз­ники. Я даже не говорю об оппозиционных партиях, не отказывают себе в удовольствии вставлять реформе палки в колеса представители партии власти - «Единой России». С удивлением наблюдаю, например, за тем, как Василий Гвоздев, вместо того чтобы конструк­тивно разобраться в том, как идет реформа, вникнуть, в чем ее реальные трудности, рассылает беспартийным региональным операторам партийные директивы о том, как и по каким тарифам мы должны работать! Хочется ему напомнить, что одним из инициаторов реформы был лидер политической партии «Единая Россия» Дмитрий Медведев, а тарифы, по которым мы работаем, разработали не сами регоператоры, а департамент по регулированию цен и тарифов министерства цифровой экономики и конкуренции Ульяновской области. Причем работают региональные операторы по обращению с твердыми коммунальными отходами всего-навсего с января 2019 года. Для того чтобы сделать выводы о тех или иных недостатках нашей работы и внести справедливые корректировки, нужно прожить внутри реформы четыре сезона, т.е. один год. Потому что ошибки допускаем и мы, и тарифные органы, и специалисты, рисующие территориальные схемы.

- Какие ошибки вы имеете в виду?

- Приведу красноречивый пример. В зоне, которую мы обслуживаем, располагается поселок городского типа Чердаклы. До реформы мусор собирали здесь так называемым «бестарным» способом. Это когда по поселку проезжает машина, люди выходят с ведрами на улицу и ее поджидают, чтобы выбросить мусор. Как все это происходило, какой была эта мусорная машина со всеми ее запахами и с тем, что из нее текло, - мы все, к сожалению, хорошо помним. Сейчас бестарный способ совершенно справедливо запретили. Региональные операторы обязаны установить контейнеры для отходов. По территориальной схеме, которую разработали в кабинетах исполнительной власти, таких контейнеров в Чердаклинском районе требуется установить 89 штук. Но на практике, столкнувшись с тем, сколько мусора необходимо собирать, мы уже установили 446 новых контейнеров. Причем есть потребность в установке еще 231 контейнера. Выходит, что реальность не совпадает с предварительными расчетами, никак не учитывает такой объем дополнительных расходов. И это только один населенный пункт, а их у каждого регоператора не один и не два.

- Выходит, территориальные схемы оказались оторванными от реальных нужд конкретной территории?

- Можно сказать и так, но мы не в претензии, потому что стоим на земле и понимаем, что в России формируется совершенно новый вид производственной деятельности. С ним прежде, по большому счету, мало кто сталкивался. Ну была у людей в платежках на содержание и ремонт определенная цифра за вывоз мусора, на которую не обращали внимание. И услуги получали соответствующего качества. Сегодня это уже отдельный платеж, которому должны соответствовать и сами регоператоры. Мы обязаны обеспечить жителей контейнерами, закупить современные автомобили для вывоза мусора, оборудовать полигоны так, чтобы не было ущерба для окружающей среды, построить цеха для сортировки отходов.

- Такие цеха в планах или уже строятся?

- Почему в планах? Мы уже построили такой завод для сортировки мусора, и он работает. Могу пригласить на экскурсию. Но я хотел бы вернуться к вопросу о расхождении планов и реальности. При внедрении в нашу жизнь принципиально нового вида деятельности, создании целой новой отрасли такое расхождение объяснимо. Мы работаем, понимая, что такие ошибки не чей-то злой умысел, а рабочая ситуация. И, как можем, ее решаем. И когда я слышу критику в адрес региональных операторов, что мы, дескать, «мало» вывозим мусора, мне хочется ознакомить критиков с одной простой цифрой из практики. Мы сегодня вывозим мусора в 10 раз больше, чем прежде. Оказалось, что жители, осознав, что они платят за услугу, начали ею пользоваться, начали пользоваться новыми контейнерами, беспокоиться о том, как вывозится мусор, а не выбрасывать в соседний кустарник. Прошло всего несколько месяцев, а мы все вместе стали более цивилизованно и чистоплотно себя вести.

- А что делать с «гаражными бизнесменами», которые нелегально жгут отходы?

- Я тут сошлюсь на мнение руководителя Росприроднадзора Светланы Радионовой. Она как-то сказала в интервью, что экология должна стать выгодной, а нарушения законодательства должны обходиться дорого. В сложившейся ситуации становится невозможным бесконечно долго нелегально сжигать или вывозить мусор. Рано или поздно нарушитель будет оштрафован и заплатит серьезную сумму. Сегодня проще и выгоднее заключить договор с уполномоченной компанией на вывоз мусора. Постепенно общество и жители, и владельцы предприятий привыкнут к новым условиям обращения с отходами. И, самое главное, постепенно чище станут наши города и поселки. Уйдут в прошлое заваленные мусором помойки во дворах, оккупированные стаями собак, перестанут вонять дымом нелегальных костров пригороды и промзоны. Мы все заинтересованы в этом и как простые жители, и как представители экологического бизнеса.